6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Il Presidente: памяти Клаудио Кастильони

Il Presidente: памяти Клаудио Кастильони

Безусловно, последние 30 лет Клаудио Кастильони — самая влиятельная фигура в европейском мотопроме, и его безвременная смерть вызвала широкий резонанс во всем мире. Для меня Клаудио был не только крупным промышленником, но и другом, которого я хорошо знал и безмерно уважал.

005_moto_1111_068

Представьте себе, какой была бы мотоциклетная сцена без Кастильони. Ducati сейчас выпускала бы не мотоциклы, а дизельные моторы, и титулы в WSBK ей бы и не снились. Марка MV Agusta осталось бы лишь в анналах мотогонок. Бренд Husqvarna ассоциировался бы исключительно с бензопилами и газонокосилками. И конечно, никогда не возникла бы компания Cagiva, бросившая вызов японским концернам и на трассах Grand Prix, и в песках Сахары. Без умения Клаудио Кастильони находить финансы даже в самые тяжелые времена никогда бы не возникла дизайн-студия CRC, и Массимо Тамбурини не создал бы Ducati 916 и MV Agusta F4, Мигель Галлуцци не разработал бы Ducati Monster, а Пьер Тербланш не получил бы задания спроектировать лучший в мире одноцилиндровый мотоцикл — Ducati Supermono. А сколько первоклассных гонщиков — от Карла Фогерти до Троя Бэйлисса, от Дуга Полена до Нейла Ходжсона — так и не стали бы чемпионами…

Клаудио Кастильони родился 22 ноября 1946 года в городе Варезе, в Северной Италии. В 1960 году его отец Джованни основал компанию по выпуску металлической фурнитуры — кнопок и заклепок для джинсов, замочков и петель для чемоданов и т.п. Бизнес процветал, и вскоре в дело вошли два его сына — Джанфранко и Клаудио. Но настоящей страстью для парней были мотоциклы. Что совсем не удивительно: в том же Варезе располагался завод компании Aermacchi (который в 60-е стал европейским филиалом концерна Harley-Davidson), а в близлежащем Галларате создавал свои легендарные гоночные аппараты граф Агуста.

MV Agusta была мечтой братьев Кастильони, и в конце 1976 года, когда эта компания объявила об уходе из мотогонок, они попытались выкупить ее гоночную команду. Но Коррадо Агуста не захотел отдавать марку богатым выскочкам и предпочел, чтобы она упокоилась с миром. Тогда Кастильони купили мотоцикл Suzuki RG500, раскрасили его в традиционные для MV Agusta цвета — красный и серебряный — и предоставили его в сезоне 1978 года гонщику Марко Лучинелли. В том же году они купили у Harley-Davidson старый завод Aermacchi, переименовав его в Cagiva (CAstiglioni+GIovanni+VArese). Производственная программа, состоящая из двухтактных мотоциклов устаревшей конструкции, мало интересовала братьев — их привлекло гоночное отделение, принесшее Harley-Davidson четыре титула чемпиона мира. Его конструктор, Эцио Масчерони, возглавил новый амбициозный проект — Cagiva 500GP.

Кастильони вскоре превратили свое предприятие в крупнейшего итальянского производителя мотоциклов, выпуская по 40 000 машин ежегодно. Под руководством голландского кудесника Яна Виттевена были созданы внедорожные мотоциклы, на которых Пека Вехконен и Дэйв Стрийбос выиграли чемпионаты мира по мотокроссу в классе 125 см³ в 1985 и 1986 годах. Наконец, после 12 лет усилий, миллиардов затраченных лир и миллионов часов человеческого труда, принесла первый плод программа Cagiva 500GP: 12 июля 1992 года Эдди Лоусон выиграл Гран-при Венгрии. Впоследствии еще несколько побед принес в командную копилку Джон Косински, занявший третье место по итогам сезона в 1994 году. К сожалению, в конце того года братьям Кастильони, пострадавшим от биржевого краха, пришлось свернуть программу участия в MotoGP. Но к тому времени другая марка принесла им уже четыре титула чемпиона мира WSBK: Ducati.

В начале 80-х годов судьба производителя L-твинов из Болоньи казалась незавидной: компания выпускала меньше 3000 мотоциклов в год, не давала прибыли, и ее тогдашний владелец, государственное предприятие VM Group, хотел было развернуть на ее заводе производство дизельных двигателей. Но в 1985 году, буквально за несколько дней до гибели марки, ее выкупили Кастильони. И всего за несколько лет им удалось полностью изменить и судьбу компании, и ее имидж.

Понимая, что Ducati нужен новый двигатель, братья поручили его разработку молодому инженеру Массимо Борди. Тот сохранил традиционный формат — V-твин с углом развала 90º и десмодромным приводом клапанов, — но в своем desmoquattro впервые для марки использовал жидкостное охлаждение, впрыск топлива и четырехклапанные головки цилиндров. На прототипе Ducati 851 Марко Лучинелли выиграл первую же его гонку, в Дайтоне в марте 1987 года, а через год он победил в первой гонке дебютного чемпионата WSBK. Первый из 15 титулов чемпиона мира WSBK принес марке Раймон Роше в 1990 году. Но, как это ни парадоксально, еще больше порадовал Клаудио Кастильони следующий год, когда чемпионом мира стал Дуг Полен на Ducati частной команды Team Ferracci: «Вот он, истинный дух Superbike — когда»частник«опережает заводскую команду. Это и для бизнеса неплохо: теперь все видят, что мы продаем мотоциклы, на которых можно выиграть чемпионат мира!»

Постепенно Клаудио выдвинулся на первое место в управлении мотоциклетными компаниями: к Cagiva и Ducati он прибавил Moto Morini в 1987 году и Husqvarna в 1989-м. В том же 1989 году Cagiva приобрела у английского концерна ВМС права на производство автомобиля Mini Moke, его выпускали в Португалии с 1990 по 1993 годы.

Начало 90-х годов ознаменовано двумя победами Эдди Ориоли на Cagiva Elefant в ралли-рейде Париж — Дакар (в 1990 и 1994 годах) и появлением двух замечательных мотоциклов Ducati: Monster конструкции Мигеля Галлуцци и спроектированный Массимо Тамбурини Ducati 916. Увы, биржевой кризис 90-х заставил Кастильони продать Ducati в 1997 году американской финансовой группе TPG. Правда, Тамбурини не ушел к американцам, а занялся проектированием 750-кубовой Cagiva F4 — мотоцикла с четырехцилиндровым двигателем конструкции Пьеро Феррари, сына Энцо.

Когда в ноябре 1997 года эта машина предстала перед посетителями мотосалона EICMA в Милане, всех ждал сюрприз: на ее бензобаке красовался логотип MV Agusta! Кастильони выкупил права на марку у семьи Агуста еще в 1991 году и теперь заявил ее как Ferrari среди мотоциклов. MV Agusta стала главным брендом концерна, но, к сожалению, недостаток наличности заставил Кастильони в декабре 2004 года продать контрольный пакет акций малайзийскому автопроизводителю Proton. Тот через год уступил компанию итальянскому финансовому холдингу GEVI.

Тем временем Кастильони взялся за другой проект: добился у американского финансиста Оливера Кёрми, которому тогда принадлежали права на марку Norton, согласия на производство в Италии нового поколения мотоциклов Norton, конструкции Тамбурини. Увы, руководство GEVI не одобрило сделку. Вместо этого, в стремлении выжать прибыль «здесь и сейчас», оно в июле 2007 года продало Husqvarna — самое прибыльное отделение концерна — BMW. Клаудио был весьма удручен всеми этими решениями, тем более что производство еле теплилось, и грустный финал был, казалось, не за горами.

Но уже в который раз Кастильони вытащил кролика из шляпы: в июле 2008 года концерн Harley-Davidson объявил, что он покупает ту же компанию, которую продал ровно тридцать лет назад! Клаудио Кастильони остался ее президентом, и американские инвестиции позволили расплатиться по долгам, модернизировать выпускаемые модели и спроектировать совершенно новый F3, с трехцилиндровым двигателем конструкции Эцио Масчерони — да-да, того самого инженера, кто разрабатывал гоночный Cagiva 500GP. Но медовый месяц длился чуть больше года. Наступила рецессия, и Harley-Davidson, удрученный резким падением продаж на американском рынке, в октябре 2009 года объявил, что выставляет MV Agusta на продажу.

Читать еще:  Кавасаки ZZR 600 - один из лучших спортивно-туристических мотоциклов

И вот тут Клаудио вытащил еще одного кролика из шляпы, да какого большого! 6 августа 2010 года MV Agusta вернулась в руки итальянцев: ее за символическую сумму выкупила семья Кастильони. Сегодня положение компании — лучше, чем когда-либо прежде: она свободна от долгов, у нее есть средства на разработку новых моделей, и ее возглавляют два человека, уже доказавшие свое умение вести бизнес: Джованни Кастильони, сын Клаудио, и вернувшийся в мотопромышленность Массимо Борди («Мото» № 10–2011).

Конечно, фраза «он ушел, но не забыт» стала расхожим штампом — но каждый раз, когда я вижу мотоциклы MV Agusta, я вспоминаю человека, которому они обязаны своим возрождением. Клаудио Кастильони оставил о себе добрую память — и в наших сердцах, и на конвейере.

Акилле Кастильони — эксцентричная легенда итальянского дизайна

Итальянец Акилле Кастильони (Achille Castiglioni, 16.02.1918 – 2.12.2002) — один из тех, благодаря кому появилось понятие «современный дизайн». Он автор предметов, ставших настоящими символами материальной культуры ХХ века — достаточно назвать торшер Arco и табуреты Sella и Mezzadro. Кастильони был высококлассным проектировщиком: за более чем 50 лет карьеры он создал около 150 объектов, далеко не только мебель и свет. В его портфолио электровыключатели, автомобильные кресла, дверные ручки, наручные часы, телевизоры, стиральные машинки, радиоприемники, пылесосы, госпитальные кровати, наушники и многое другое. Его дизайн четкий, выразительный, запоминающийся, функциональный. В его произведениях сразу считывается и инженерное мышление автора, и его ироничный взгляд на предметный мир.

Кастильони 9 раз получал Compasso d’Oro — высшую награду итальянского дизайна. 14 его произведений находятся в постоянной коллекции MoMA. Он преподавал дизайн в Туринском и в Миланском Политехах, и далеко не одно поколение итальянских дизайнеров и архитекторов прошло его школу. Помимо проектирования Кастильони активно занимался выставочной сценографией: оформил бесчисленное множество стендов компаний на международных ярмарках в самых разных отраслях промышленности, делал арт-экспозиции в музеях и декорировал шоу-румы брендов. Как архитектор он занимался реконструкцией и восстановлением зданий в Милане.

Акилле Кастильони родился в Милане в 1918 году, его отец был известным скульптором, два его старших брата — Ливио и Пьер Джакомо — первыми получили дипломы архитекторов еще в конце 1930-х в Миланском Политехе и открыли собственную дизайн-студию. Они занимались интерьерным и предметным дизайном, оформляли выставки. Акилле получил диплом архитектора в 1944-м и сразу стал полноправным партнером семейного бизнеса. В 1952 году Ливио стал работать самостоятельно, а Акилле и Пьер Джакомо продолжали проектировать совместно, не разделяя авторства: все предметы, созданные в их студии с 1952-го по 1968-й, когда Пьера Джакомо не стало, подписаны ими вдвоем. Вплоть до самой своей смерти в 2002-м, Акилле любил привлекать к своим проектам других архитекторов и дизайнеров, работая в тандеме.

«Человек, создающий изделие, значит гораздо меньше, чем та польза, которую оно принесет. Главное, чтобы оно было нужно людям и получилось доступным всем».

Свой подход к проектированию он характеризовал так: «Начинать с нулевой черты. Держаться здравого смысла. Помнить о целях и средствах». Рациональный подход всегда сочетался у него с ироничным взглядом и умением находить парадоксы. Знаменитый табурет Sella — велосипедное сиденье, поставленное на металлическую опору, они с братом спроектировали в 1957 году. Импульсом для создания табурета было поведение человека во время разговора по стационарному телефону: «Разговаривая, я хожу вокруг аппарата с трубкой, в то же время я хочу присесть, но как бы не до конца». Оказалось, что велосипедное сиденье может как нельзя лучше помочь в этой ситуации. Позже Кастильони спроектировали не менее хрестоматийный объект — табурет Mezzadro с пластиковым сиденьем от трактора. Обе модели сегодня выпускает Zanotta.

Одним из его девизов было утверждение: «Дизайнер должен наблюдать».

Кастильони любил брать в свой арсенал уже существующие, придуманные неизвестно кем и когда предметы и благодаря буквально нескольким дополнительным штрихам показывать их с новой стороны, улучшать их свойства или сообщать новые функции. Табуреты с велосипедным и тракторным сиденьем, светильники, сделанные из автомобильных фар или люминисцентных трубок, тумбочки и столики, составленные из деревянных коробок. Естественно, все эти предметы — отнюдь не похожи на поделки из раздела «новая жизнь старых вещей» или на пресловутый ready-made, как их иногда называли критики и классификаторы творчества Кастильони. Их контуры вычерчены рукой мастера, пропорции просчитаны, эргономика идеальна, они — воплощенное совершенство и в плане формы, и в плане функциональности, но принцип, по которому они созданы, подсмотрен внимательным автором в мире окружающих вещей.

Кастильони много десятков лет собирал всевозможные, порой даже курьезные предметы, не имеющие автора, но представляющие, по его мнению, большую дизайнерскую ценность. В его квартире-студии есть целый шкаф, до верху набитый подобными найденными «раритетами». Студенты вспоминают, что он использовал свои находки в качестве наглядных пособий. На занятия он приходил с саквояжем, из которого вдруг начинал доставать купленные им в Тегеране игрушки, сделанные из пивных банок, резиновые галоши из Советского Союза, безумные оправы для очков, защитные маски сварщиков, сколоченные американскими амишами табуретки, дуршлаги, резиновые присоски. Все это были, согласно его концепции, яркие примеры воплощения здравого смысла и четкого достижения цели с помощью доступных средств — иными словами, все эти предметы были образцами качественного дизайна, которому стоило поучиться.

Его лекции по промдизайну — с 1969-го по 1980-й на архитектурном факультете в Турине, потом с 1980-го по 1993 в миланском Политиехе — были похожи на артистические шоу и пользовались сумасшедшей популярностью у студентов. Одна из его бывших учениц, Паола Антонелли, ныне старший куратор департамента архитектуры и дизайна в МоМА, вспоминает, как однажды Кастильони демонстрировал им сочетание формы и функции на примере доильного стула, изображая в пантомиме одновременно и доярку, и корову.

Помимо преподавания и собственно проектирования Кастильони занимался общественной работой, участвуя в организации различных институций, необходимых для становления и развития итальянского дизайна как целой отрасли экономики и культуры — а именно этот процесс активно шел с конца 1940-х и все 1950-е годы в Италии.

Вместе с братьями и коллегами по цеху — Джо Понти, Марко Дзанузо, Вико Маджистретти, Этторе Соттсассом, Альберто Росселли и мн. др. — он принимает активное участие в организации миланских Триеннале, в учреждении и установлении авторитета премии Compasso d’Oro в 1954 году, становится соучредителем Ассоциации промышленного дизайна Италии (ADI) в 1956-м. В те годы у многих молодых дизайнеров завязывались прочные связи с такими же молодыми итальянскими брендами, открытыми всему новому и современному.

Для Кастиьони таким брендом стала фабрика светильников Flos, для которой он спроектировал массу моделей, причем около 20 моделей производится до сих пор. Всего же Кастильони поработал для более чем 30 компаний, среди которых Alessi, B&B Italia, Driade, De Padova, Cassina, Ideal Standard, Lancia Auto, Moroso, Olivetti, Knoll International, Kartell, Zanotta.

Кроме нью-йоркского МоМА его работы есть в лондонском Музее Виктории и Альберта, в Музее дизайна Vitra и других музеях декоративно-прикладного искусства по всему миру от Праги до Иерусалима. Еще при его жизни во многих ведущих культурных институциях мира, так или иначе связанных с дизайном, прошли его персональные выставки, в том числе в Центре Жоржа Помпиду, в МоМА, в Музее прикладных искусств в Вене и в миланском Триеннале. Он лауреат многочисленных премий, почетный доктор Королевского колледжа искусств в Лондоне и Миланского политехнического университета. Права на переиздание спроектированных им объектов принадлежат Фонду его имени, к которому также относится и музей-квартира. Квартира дизайнера на площади Кастелло, напротив Замка Сфорца в Милане, в которой он работал и жил с 1962 года, сегодня стала мемориальным музеем и открыта для посетителей.

Читать еще:  Что может двухтактный двигатель

Современные дизайн-бренды продолжают интересоваться его наследием. Например, датская Karakter объявила о переиздании стеллажей Libreria Pensile (1957) и Lungangolo (1991), столика Comodo (1988) и этажерки Trio (1991), созданных им вместе с Джанкарло Поцци. Буквально месяц назад фабрика dnd by Martinelli представила дверные ручки С-1918, спроектированные Кастильони в 2001 году вместе с архитектором Джанфранко Кавальей. И, видимо, в ближайшем будущем нас ждут новые переиздания его работ.

Il Presidente: памяти Клаудио Кастильони

Акилле Кастильони (Achille Castiglioni) (1918-2002)

Акилле Кастильони – один из величайших мастеров современного дизайна. Кастильоне был одним из самых выдающихся проектировщиков за всю относительно недолгую, но бурную и насыщенную историю дизайна, он спроектировал ряд выразительных, практичных и красивых предметов современности. Своим творчеством дизайнер задал немало работы критикам, классификаторам и исследователям дизайна, так как его творчество, затрагивающее принципы модернизма, минимализма, классицизма и постмодернизма, отвергает любую из этих категорических классификаций, оставаясь сугубо индивидуальным и своеобразным.
Родился в 1918 году в Милане.
В 1944 году получил диплом архитектора.
Когда он окончил институт, два его старших брата уже имели свое проектное бюро. В 1945 году Акилле и Пьер Джакомо начинают работать отдельно от старшего брата Ливио, лишь время от времени привлекая его к сотрудничеству. Творческий тандем был на редкость прочным и плодотворным, предел ему положила лишь преждевременная смерть Пьера Джакомо в 1968 году. Совместная работа братьев Кастильони в течение двадцати пяти лет оказывала серьёзное влияние на итальянский дизайн. Это именно они основали в середине века миланскую выставку «Триеннале» и Ассоциацию индустриального дизайна АDI, а в 1954 году учредили премию «Золотой циркуль», и поныне пользующуюся устойчивым авторитетом во всем мире.

Кастильони является автором дизайна множества предметов интерьера, а также временных конструкций для многочисленных выставок, ярмарок и демонстрационных залов.
В течение своей 52-летней карьеры Кастильони один или в сотрудничестве с другими дизайнерами создал более 150 объектов, включая лампы, стулья, книжные стеллажи, электрические розетки, фотоаппараты, телефоны, пылесосы и сиденья для автомобилей. Созданные им предметы, например лампа Arco представлены во многих музеях мира. Они знакомы многим людям, являясь частью их повседневной жизни, хотя имя Кастильоне им неизвестно.

Кастильоне рассматривал мир как богатый каталог объектов, которые могут обеспечить дизайнера идеями и послужить ему источником вдохновения. Личная коллекция дизайнера состояла из повседневных объектов, которые дизайнер находил и собирал в течение всей своей жизни. Утверждение «Дизайн подразумевает наблюдение» стало одним из его девизов. Уличный фонарь стал прототипом знаменитой лампы Arco, созданной братьями в 1962 году и представляющей собой светильник, висящий на длинной дуге, которая крепится к мраморному блоку. Заметив, как подбирая под себя ноги и подкладывая подушки, на стулья забираются дети, Кастильони создал стул Primate (1970). У этого изобретения помимо небольшого сидения есть подушка, чтобы упираться коленями.
«На Востоке такая поза не означает ничего недостойного и вульгарного. Впрочем, я сознаю, сколь трудно изменить формы поведения, к которым люди давно привыкли», — Модель Primate подчеркивает возвращение к эргономике, внимание к природе человеческого тела.
Предметы повседневности не только вдохновляли дизайнера, но и часто служили непосредственно материалом для новых объектов. Вертящийся табурет для телефонных разговоров Sella (Седло), созданный Катильони совместно с Пьером Джакомо в 1957 году, изготовлен из велосипедного седла, насаженного на металлический стержень, основанием которого служит чугунная полусфера. Благодаря этому табурету Кастильони присвоили неподходящий ему ярлык дадаиста. Создав стул, братья изобрели и новую манеру его использования, которую назвали: «сидеть стоя или стоять сидя». Акилле говорил: «Когда я говорю по телефону, я люблю ходить вокруг него, но в то же время люблю сидеть, но не совсем».
Этому творению братьев близок по духу и стул Mezzadro (1957), первоначально сделанный из сидения трактора, находящегося в производстве с начала 20 века.
Оба произведения служат свидетельством того, что значительное влияние на итальянский дизайн середины 20 века оказал американский поп-арт, неуклонно толкавший дизайнеров к избавлению от старых канонов.
И Sella и Mezzadro принадлежат, по классификации самого Кастильони, к объектам Ready-made, т.е. к объектам, созданным из готовых предметов повседневной жизни. Дизайнер не менял их внешний вид, а лишь дал уже привычным предметам новую жизнь.

Другая группа объектов, созданных Кастильони, это Redesigned Objects, т.е. объекты, которые были подвергнуты изменениям, и получили благодаря новому дизайну необычное решение. К этой группе относится складной кофейный столик Cumano (1979), наглядно демонстрирующий прием Кастильони: он выбирает объект, который существует десятилетия, иногда века, и изменяет его согласно новым технологиям и требованиям современной жизни. Дизайнер модернизировал классический маленький кофейный стол и сделал его складным посредством введения складного соединения. Он также пробивает отверстие в столешнице так, чтобы стол было удобно брать при переноске или повесить на стену в качестве декоративного элемента.
К этой группе относится и кофейный стол Basello (1989), в котором 2-3 полки нанизаны на ножку, что позволяет им вращаться вокруг оси. Вслед за Basello появилась и книжная полка Joy (1990): семь полок собраны на единую ось и могут вокруг нее свободно вращаться. Таким образом, повернув все полки в одну сторону, конструкцию можно поставить вдоль стены или, развернув полки в разные стороны, поставить ее в центре комнаты.

К группе Minimalist относится, например, напольная лампа Luminator (1955), простая как рисунок ребенка. Главное тело лампы – труба, которую венчает маленькая луковица. Труба опирается на треногу из тонких ножек. Электрический провод идет от основания как хвост.

К экспрессионистским объектам относится пылесос Spalter (1956). Братья Кастильони превратили пылесос в образец органичной скульптуры. Революционная модель Spalter легко катилась по полу. А прикрепив ремни, ее можно было повесить на спину и тогда уже делать уборку практически гуляючи. В дизайне пылесоса Акилле и Пьер Джакомо нашли ту магическую формулу, благодаря которой предмет смотрелся технически впечатляющим, внушающим доверие, был удобен для потребителя и одновременно легко вписывался в домашнюю среду.

В созданных Кастильони объектах удивительно удачно соединились их функциональность и оригинальный дизайн. Прежде всего дизайнер исходил из потребительских качеств предмета, считая, что: «Человек, создающий изделие, значит гораздо меньше, чем та польза, которую оно принесет. Главное, чтобы оно было нужно людям и получилось доступным всем». Никогда не забывая про «полезность» изделия, своими функционально ясными, но в то же время шутливыми объектами, Кастильоне показал, что форма и функциональность, хотя и являются главными составляющими успешного проекта, не могут являться единственными интересами дизайнера. Мастер считал, что «задача дизайнера в том, чтобы вызывать любопытство, доставлять радость и будоражить чувства».

Дизайнерские идеи Кастильони используют такие фирмы как: Alessi, Bernini, Brionvega, Cassina, Danese, De Padova, Flos Fontana Arte, Fusital, Ideal Standard, Interflex, Kartell, Lancia, Marcatre, Olivetti, Up & Up, Vlm, Zanotta и другие.

Четырнадцать работ Achille Castiglioni выставлены в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Есть его работы и в музеях Лондона, Монако, Праги, Иерусалима, Гамбурга, Денвера, Цюриха и других городов мира.
Он является обладателем девяти наград премии «Compasso d’Oro» и множества других международных призов. Кроме того, его личные выставки проходили в различных музеях всего мира.
В 1995 году его работы были выставлены в Барселоне, в Милане на Международном салоне мебели; и в Галереи совремнного искусства в Бергамо в 1996 году; в 1997 году в Музее дизайна Vitra и в Музее современного искусства в Нью-Йорке; в 1998 году в Музее современного искусства в Токио.

Читать еще:  1996 Buell S1 Lightning

Свой опыт он щедро передавал молодым дизайнерам: в качестве профессора Кастильони преподавал дизайн в архитектурных университетах Торонто и Милана, был почетным членом и консультантом в Колледже искусства и дизайна в Пасадене и Монтре и почетным членом факультета дизайнеров в Королевской академии искусств Лондона.

Акилле Кастильони — эксцентричная легенда итальянского дизайна

Итальянец Акилле Кастильони (Achille Castiglioni, 16.02.1918 – 2.12.2002) — один из тех, благодаря кому появилось понятие «современный дизайн». Он автор предметов, ставших настоящими символами материальной культуры ХХ века — достаточно назвать торшер Arco и табуреты Sella и Mezzadro. Кастильони был высококлассным проектировщиком: за более чем 50 лет карьеры он создал около 150 объектов, далеко не только мебель и свет. В его портфолио электровыключатели, автомобильные кресла, дверные ручки, наручные часы, телевизоры, стиральные машинки, радиоприемники, пылесосы, госпитальные кровати, наушники и многое другое. Его дизайн четкий, выразительный, запоминающийся, функциональный. В его произведениях сразу считывается и инженерное мышление автора, и его ироничный взгляд на предметный мир.

Кастильони 9 раз получал Compasso d’Oro — высшую награду итальянского дизайна. 14 его произведений находятся в постоянной коллекции MoMA. Он преподавал дизайн в Туринском и в Миланском Политехах, и далеко не одно поколение итальянских дизайнеров и архитекторов прошло его школу. Помимо проектирования Кастильони активно занимался выставочной сценографией: оформил бесчисленное множество стендов компаний на международных ярмарках в самых разных отраслях промышленности, делал арт-экспозиции в музеях и декорировал шоу-румы брендов. Как архитектор он занимался реконструкцией и восстановлением зданий в Милане.

Акилле Кастильони родился в Милане в 1918 году, его отец был известным скульптором, два его старших брата — Ливио и Пьер Джакомо — первыми получили дипломы архитекторов еще в конце 1930-х в Миланском Политехе и открыли собственную дизайн-студию. Они занимались интерьерным и предметным дизайном, оформляли выставки. Акилле получил диплом архитектора в 1944-м и сразу стал полноправным партнером семейного бизнеса. В 1952 году Ливио стал работать самостоятельно, а Акилле и Пьер Джакомо продолжали проектировать совместно, не разделяя авторства: все предметы, созданные в их студии с 1952-го по 1968-й, когда Пьера Джакомо не стало, подписаны ими вдвоем. Вплоть до самой своей смерти в 2002-м, Акилле любил привлекать к своим проектам других архитекторов и дизайнеров, работая в тандеме.

«Человек, создающий изделие, значит гораздо меньше, чем та польза, которую оно принесет. Главное, чтобы оно было нужно людям и получилось доступным всем».

Свой подход к проектированию он характеризовал так: «Начинать с нулевой черты. Держаться здравого смысла. Помнить о целях и средствах». Рациональный подход всегда сочетался у него с ироничным взглядом и умением находить парадоксы. Знаменитый табурет Sella — велосипедное сиденье, поставленное на металлическую опору, они с братом спроектировали в 1957 году. Импульсом для создания табурета было поведение человека во время разговора по стационарному телефону: «Разговаривая, я хожу вокруг аппарата с трубкой, в то же время я хочу присесть, но как бы не до конца». Оказалось, что велосипедное сиденье может как нельзя лучше помочь в этой ситуации. Позже Кастильони спроектировали не менее хрестоматийный объект — табурет Mezzadro с пластиковым сиденьем от трактора. Обе модели сегодня выпускает Zanotta.

Одним из его девизов было утверждение: «Дизайнер должен наблюдать».

Кастильони любил брать в свой арсенал уже существующие, придуманные неизвестно кем и когда предметы и благодаря буквально нескольким дополнительным штрихам показывать их с новой стороны, улучшать их свойства или сообщать новые функции. Табуреты с велосипедным и тракторным сиденьем, светильники, сделанные из автомобильных фар или люминисцентных трубок, тумбочки и столики, составленные из деревянных коробок. Естественно, все эти предметы — отнюдь не похожи на поделки из раздела «новая жизнь старых вещей» или на пресловутый ready-made, как их иногда называли критики и классификаторы творчества Кастильони. Их контуры вычерчены рукой мастера, пропорции просчитаны, эргономика идеальна, они — воплощенное совершенство и в плане формы, и в плане функциональности, но принцип, по которому они созданы, подсмотрен внимательным автором в мире окружающих вещей.

Кастильони много десятков лет собирал всевозможные, порой даже курьезные предметы, не имеющие автора, но представляющие, по его мнению, большую дизайнерскую ценность. В его квартире-студии есть целый шкаф, до верху набитый подобными найденными «раритетами». Студенты вспоминают, что он использовал свои находки в качестве наглядных пособий. На занятия он приходил с саквояжем, из которого вдруг начинал доставать купленные им в Тегеране игрушки, сделанные из пивных банок, резиновые галоши из Советского Союза, безумные оправы для очков, защитные маски сварщиков, сколоченные американскими амишами табуретки, дуршлаги, резиновые присоски. Все это были, согласно его концепции, яркие примеры воплощения здравого смысла и четкого достижения цели с помощью доступных средств — иными словами, все эти предметы были образцами качественного дизайна, которому стоило поучиться.

Его лекции по промдизайну — с 1969-го по 1980-й на архитектурном факультете в Турине, потом с 1980-го по 1993 в миланском Политиехе — были похожи на артистические шоу и пользовались сумасшедшей популярностью у студентов. Одна из его бывших учениц, Паола Антонелли, ныне старший куратор департамента архитектуры и дизайна в МоМА, вспоминает, как однажды Кастильони демонстрировал им сочетание формы и функции на примере доильного стула, изображая в пантомиме одновременно и доярку, и корову.

Помимо преподавания и собственно проектирования Кастильони занимался общественной работой, участвуя в организации различных институций, необходимых для становления и развития итальянского дизайна как целой отрасли экономики и культуры — а именно этот процесс активно шел с конца 1940-х и все 1950-е годы в Италии.

Вместе с братьями и коллегами по цеху — Джо Понти, Марко Дзанузо, Вико Маджистретти, Этторе Соттсассом, Альберто Росселли и мн. др. — он принимает активное участие в организации миланских Триеннале, в учреждении и установлении авторитета премии Compasso d’Oro в 1954 году, становится соучредителем Ассоциации промышленного дизайна Италии (ADI) в 1956-м. В те годы у многих молодых дизайнеров завязывались прочные связи с такими же молодыми итальянскими брендами, открытыми всему новому и современному.

Для Кастиьони таким брендом стала фабрика светильников Flos, для которой он спроектировал массу моделей, причем около 20 моделей производится до сих пор. Всего же Кастильони поработал для более чем 30 компаний, среди которых Alessi, B&B Italia, Driade, De Padova, Cassina, Ideal Standard, Lancia Auto, Moroso, Olivetti, Knoll International, Kartell, Zanotta.

Кроме нью-йоркского МоМА его работы есть в лондонском Музее Виктории и Альберта, в Музее дизайна Vitra и других музеях декоративно-прикладного искусства по всему миру от Праги до Иерусалима. Еще при его жизни во многих ведущих культурных институциях мира, так или иначе связанных с дизайном, прошли его персональные выставки, в том числе в Центре Жоржа Помпиду, в МоМА, в Музее прикладных искусств в Вене и в миланском Триеннале. Он лауреат многочисленных премий, почетный доктор Королевского колледжа искусств в Лондоне и Миланского политехнического университета. Права на переиздание спроектированных им объектов принадлежат Фонду его имени, к которому также относится и музей-квартира. Квартира дизайнера на площади Кастелло, напротив Замка Сфорца в Милане, в которой он работал и жил с 1962 года, сегодня стала мемориальным музеем и открыта для посетителей.

Современные дизайн-бренды продолжают интересоваться его наследием. Например, датская Karakter объявила о переиздании стеллажей Libreria Pensile (1957) и Lungangolo (1991), столика Comodo (1988) и этажерки Trio (1991), созданных им вместе с Джанкарло Поцци. Буквально месяц назад фабрика dnd by Martinelli представила дверные ручки С-1918, спроектированные Кастильони в 2001 году вместе с архитектором Джанфранко Кавальей. И, видимо, в ближайшем будущем нас ждут новые переиздания его работ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector